Автор Тема: Зловед и Grim Shadows of ImmortaL North  (Прочитано 16452 раз)

Оффлайн Зловед

  • Шептун
  • *
  • Сообщений: 41
  • Карма: 0
Re: Зловед и Grim Shadows of ImmortaL North
« Ответ #45 : 15/08/2011, 16:33:06 »
Странно, что именно тема про Влада вызвала бурю обсуждений)) Ну да ладно.

В связи с прекращением существования нашего сайта "Славянская Библиотека", даю другую ссылку, по которой желающие могут почитать все мои произведения:

http://www.stormfront.org/forum/t750102/

Если у кого-нибудь возникнет желание, могу наиболее интересные на мой взгляд стихи выложить непосредственно в эту тему.

Оффлайн Серый Лис

  • Порубежник
  • Болтун
  • *****
  • Сообщений: 988
  • Карма: 3
Re: Зловед и Grim Shadows of ImmortaL North
« Ответ #46 : 15/08/2011, 20:09:53 »
выкладывай, зачем темы со стихами дублировать.
а что смущает, личностью Влада многие интересовались, вот и обсуждение получилось

Оффлайн Зловед

  • Шептун
  • *
  • Сообщений: 41
  • Карма: 0
Re: Зловед и Grim Shadows of ImmortaL North
« Ответ #47 : 15/08/2011, 21:19:40 »
Цитировать
зачем темы со стихами дублировать
Я имел ввиду не создание новых тем здесь, а размещение стихотворений в этой теме = на этом форуме, на случай, если по ссылкам путешествовать не хочется.

Цитировать
а что смущает
Абсолютно ничего не смущает.

Оффлайн Серый Лис

  • Порубежник
  • Болтун
  • *****
  • Сообщений: 988
  • Карма: 3
Re: Зловед и Grim Shadows of ImmortaL North
« Ответ #48 : 16/08/2011, 15:39:04 »
так размещай, лично я все читаю, другое дело нравится не нравится - моё дело...
против чего я - ты знаешь уже, сразу реагирую... ;)

Оффлайн Зловед

  • Шептун
  • *
  • Сообщений: 41
  • Карма: 0
Re: Зловед и Grim Shadows of ImmortaL North
« Ответ #49 : 17/08/2011, 19:08:44 »
А я Адольфа Гитлера и его армию освободителями не считаю)
Другое дело, что я использую символизм и эстетику Третьего Рейха, да плюс к тому идеологические мифы (например Холокост). Если Вы, как сами говорите, читаете всё, то наверняка видели стихи "Повелители Хаоса" и "Дранг нах Остен" в сборнике "Вотан Возрожденный", повествующие о разгроме Третьего Рейха русскими воинами.

Оффлайн Серый Лис

  • Порубежник
  • Болтун
  • *****
  • Сообщений: 988
  • Карма: 3
Re: Зловед и Grim Shadows of ImmortaL North
« Ответ #50 : 18/08/2011, 15:51:58 »
 :stesn: если что - если я молчу, значит нормаль или как минимум терпимо
но ведь есть и много хороших для меня лично произведений.... :P

а насчёт теретьего рейха и тд... мне вот иногда неловко говорить про свои инициалы и инициалы брата -  но вроде не один еврей от этого с балкона не спрыгивал.
дело в том, что рейх этот совершил абсолютнейшую ошибку  - напал на СССР...

Оффлайн Зловед

  • Шептун
  • *
  • Сообщений: 41
  • Карма: 0
Re: Зловед и Grim Shadows of ImmortaL North
« Ответ #51 : 18/09/2011, 11:59:45 »
Александр Мрачный & Ulv Sveneld


Stummheit

In the fog of Nótt
В тумане Нотт


Из вьющихся ветвей мечтаний
Свой ночь в тумане шьет наряд,
В нем спицей пряхи судеб ранит
Крик птицы души тех, что спят.

Здесь на вопросы нет ответов,
Здесь каждый шаг вперед – вопрос,
И света нет, как нет и ветра,
Что иссушил бы реки слез.

Лишь скорбь укуталась в стенания,
Да пеленой покрылся хладный взор;
Из уст рекутся заклинания,
Но не понять печали звезд узор…

Плачея память отвернется,
И струны ненависти, боли
Заиграют в унисон,
Давно устали мы бороться,
Давно забрал нас хмельной сон.

Бежать, кричать и спотыкаться,
Рвать груди о древес клинки
Под кличем птицы древних старцев,
Что взгляд уводит в тупики.

Проклятье, слепота иль слабость…
Нет оправданий в пелене,
Костьми юнцов играет старость,
Туман в очах, и кровь в вине.

Лишь на мгновение огненные гривы
Впотьмах сойдут из-под пера,
Осветят пламнем тень Мимира,
Но очи скрыла наши тьма.


Hræsvelgr

В лучах мертвых светил рожденные,
Оскверненной водою крещеные,
Где песнь ворона нечисть пускает в пляс,
Чрево падшей блудницы исторгло вас.

И взошло впотьмах солнце черное,
Встал огонь над домами короною,
Пламнем мертвым, душою лишь видимым,
Стягом скорби над миром встал…

На леса опустился мрак холодом,
Вурдалаком в кровавое золото,
Ведьмы черных небес кровоточит
Лоно в чашу бездонную ночи.
Молчаливые рыбы на нересте,
Уж разверзнуты Жадного челюсти,
Души бесами в тайнах утоплены,
Тел кровь выпустит тьма судеб кольями.
Тяжка поступь ветров, мертворожденный,
Ибо ржав меч за яркими ножнами,
Крик заглохнет во мгле за клыками,
За древами, что смотрят гробами…

Вещим данные клятвы посрамлены,
Честь поникла за бранными шрамами,
Да в колодце стоит вода черная,
Доживает свой век жизнь никчемная.
Кажут воды виденья погибели,
Черти в пекло от страха посгинули;
Длани тянутся к солнцу обугленные,
Не рожденные предтечи поруганы,
Добро слово белой вороною
Обернулось посредь воронья.

Князь богов наречен высшим демоном,
В камне рун его пламя бессмертно,
С ним язычества призрак с победами
Воскресает из праха и пепла.

Затянулось небо воронами,
Листья шепчут о скорой погибели,
Раздувают ветры терновники,
Горем хлынули наземь дожди;
Рокот бурь гремит над просторами,
Звезды с тверди небесной посгинули,
Да пресытятся кровью виновников,
Местью праведной неба вожди!

Руби, не щадя клинка,
Сжигай, не скупись на пламя,
Пусть Жадного сталь клыка
Насытится всласть телами.

Кровь лей на твердь алтарей,
Развей вихрем воздух спертый,
Низость и дряхлость червей
Молоту в жертву, Молоту в жертву!

Пусть молнией блестят кольчуги
В зареве Охоты Дикой,
Обагрив возмездьем руки,
Возвышайся, Враг столикий.

На северном краю небес,
В когтях сжимая волчий крест,
Насытив мертвыми буран,
Хрэсвельгр от Рагнарека пьян.

Когда из монолитов туч
Асгард сорвется смерчем стужи,
Нам наши дремлющие души
Эйнхериев заменят духи,
Ватагой, полчищем, ордой,
Где Ясень крепок и могуч,
Смяв обывательства разруху,
К Вальхалле взор направим свой.


Withering Gaze of Wotan
Испепеляющий Взор Одноглазого


Веки туч сокроют млечный путь,
С опаленным страстью оком ночи
Ужасающий в мир явит свою суть
Там, где бурь стихии ветрами грохочут.

Штилю воронам его глаза клевать,
Разжигая духа злость и воли ярость,
Бушевать на крыльях гнева рвется рать
Исчадиями курганов и могил,
Вервольф о горе жертвам возвестил,
Плюя судьбе в лицо, поправ усталость
Волков дружинам черным ликовать.

С земли поднять тяжелый взгляд осталось,
Последний миг несчастным убежать,
Следы от стоп горели и казалось,
Что ночь рассветом обуздать
Не выйдет.

Казалось, Норны Урд руками осушат,
Боясь за крону Иггдрасиля,
Свой лик святила отвернуть спешат
От дикарей, что твердь в себе носила.

С порывом ураганным дерзновенья,
С корнями поросль сорную сметая
Претит глас тьмы пророкам поклоненья,
Обмана прах в пустыни низвергая.

Блестит дамаском око ночи брани,
Где бестий копья алчут рдяную капель,
Лишь взмахнет вельва потаенными крылами,
Как власть зари скует льдяною дланью Хель.


Odin, fly into the Loki Fire as the Wind!
Лети, Ветров Наездник, в Пламя!


Над полчищами тлеющих
В отстойниках безвластия,
Над пищи праха жаждущих
Надменными стадами
Несись, прибой калечащий,
Извергнутой напастью,
Наездник бурь сжигающих,
Лети секирой в Пламя!

Где маской лживой гордости
Личины трусов кроются,
Толпы крикливой радарей,
Скорбящих в единении,
Яви шторм непокорности,
Пусть копий древки ломятся,
Смрад ожиревшей падали
Предав ветрам забвенья.

Над воплем пустословия
Тщедушия приспешников,
Двуличьем слабоумия,
Рабов сомненьем вечным,
Шквал Духа, рви отродия
Кичащихся кромешников,
Сожги тлен словоблудия
Кипящей скальда речью.

В порезах ран и в слезах крови,
Тел сгоревших копоти
Пади разящим Молотом
Червленого оскала,
Секи порывом, натиск, брови,
Бей в глаза и в рокоте
Грозы пусть будет вспорота
Плоть алчностью металла.

Лети, ненависть, крылами
Полных яри хищных птиц,
Местью разум попирая,
Лютым бером обернись;
Дели братину с волками,
Пред людьми не падай ниц,
Сечу правды затевая,
До конца вести клянись.

В ночи свободу Молоту
Ты дай сковать возмездием,
Подобно бури грохоту;
Кровь – звездам ликовать!
А кровь черни из солода,
Их очи слепы смолоду,
Накинь на души поводы;
Плоть – вранам пировать!

Открой пору безвременья,
Пусть ядом воды кроются,
Да хмарью твердь удушится;
Взбагрянится луна.
Земля в муках томления,
Пусть слезы жизни копятся,
Да грады зла порушатся…
А ночь еще длинна…


Remember Deeds and Glory of Your Ancestors
Помни Деяния и Славу Предков Своих


В златых оковах земля наших предков,
Догорает лучина зажженной мечты,
Вервью поганой связаны крепко,
Стираются с лиц родные черты.

Кровь на крови под стягами хвори,
Брат брату ворог, да бранен порог,
У стремнин огнь-воды зиждется воля,
Люд пал ниц у разбитых дорог.

Лжи полны речи, трусливо деянье,
Под бранной кольчугой всё то же клеймо,
Паршивой овцой грех укрой покаяньем,
Но знай – взойдёт правды сухое зерно.

Не скрыть свою суть за двойною моралью,
Не спрятать разврат за невинность речей,
Ответь не пред богом, а пред лютой сталью
Вотана достойных небес сыновей.

Прощенья не ведать вранью и измене,
Слащавым личинам дешёвой грязи,
За Честь, за Вальхаллу в пожаре прозренья,
За чистую Совесть нещадно рази.

Нищенству духа характер и храбрость,
Глоткам разорванным жадность меча,
Волнам погибели подлость и зависть,
Воли триумфом сей щедро с плеча.

Сей вероломством губительных ливней
Кованых родичей копий и стрел,
Вороня сажей мир воздаянием Вирда
Крепи память величия доблестью дел.

Рукою коснись колосьев пшеницы!
Вспомни деянья предков своих!
Духом воспрянь пуще жар-птицы!
Чтоб памяти ветер вовек не затих!


Aldeigja

Метель…
Надежды кощный окрик;
Зима…
Венок, усохший на суку,
Дерев седых сонливый оклик,
Да навий шепот на слуху…
Колючий ветер…
Снег – зола…
Вод в пору рекостава рокот;
Напали стаей холода
Волков несытых…
Чей-то хохот…
Тень, ушедшая в леса…
Снегов тревожились покои
Шаг за шагом;
Тишина…
Биение сердца…
Ветровои…
Воспряла севера гряда
Звезд – кристаллов вдохновения;
Вьюг белесых череда,
Алчут хладом убиенья.
Ночь кручиною длинна…
Дыханием сущего эфира
Смерть негожим послана:
Чужие кровью, кровью вира!
Ветр, коли, что сосен иглы,
В бликах лунных растворившись,
Эхо Славы, эхо силы
Разнеси по гордой выси!
Сага грома
Лязгом в память
Вторгнется, кровь пробуждая,
Гардарика…
Скорбь, словно пламя,
Сожжет сердца за небокраем.
Ведь дремлет дух…
В безмолвном сне
Молчит и тень, лишь струны плачут,
Затих гусляр, претя весне,
Узрев курган былой удачи.
Так вой, метель, по-волчьи вой,
Острогом встаньте, елей шпили,
Тропою битв Отчизны той
Вновь поведут дев белых крылья…
В метель,
Где глух надежды окрик,
Где все мечты падут в пургу…
Пути варяг неслышный оклик
И песня смерти на слуху.

Рисунки: Судимира.

Оффлайн Серый Лис

  • Порубежник
  • Болтун
  • *****
  • Сообщений: 988
  • Карма: 3
Re: Зловед и Grim Shadows of ImmortaL North
« Ответ #52 : 18/09/2011, 12:36:27 »
Цитировать
Испепеляющий Взор Одноглазого
я понимаю, что не по славянским богам писано, но по нраву пришлось описание, только уж больно чЁрно ты описал.
не, честно понравился, хотя чего то и не "хватат".
что то упустил ты, то ли серебренный блеск меча, то ли раската молнии, то ли жидкой топи  болота.
(опять же это моё мнение, да и моё представление о Чернобоге и тенях или ликах его у меня своеобразное представление)

Оффлайн Зловед

  • Шептун
  • *
  • Сообщений: 41
  • Карма: 0
Re: Зловед и Grim Shadows of ImmortaL North
« Ответ #53 : 18/09/2011, 12:54:57 »
то ли серебренный блеск меча, то ли раската молнии, то ли жидкой топи  болота

 :P Это у Manowar все песни - стандартный набор слов, а у меня нет. Так что не надо... :D

Стихотворение действительно не закончено, ты угадал, его должен был дописать Александр, но решил, что хватит. А так, по моему замыслу, там должны были слиться воедино образы Вия, Балора и Вотана.

Оффлайн Серый Лис

  • Порубежник
  • Болтун
  • *****
  • Сообщений: 988
  • Карма: 3
Re: Зловед и Grim Shadows of ImmortaL North
« Ответ #54 : 18/09/2011, 13:07:31 »
ну стандартных образов и не просил, так просто что, чего то нехватат указал.
в тои и дело, что я так и понял, что образы нескольких соединил.

просто стих этот показал частично образы, знакомые образы - потому и выделил.

Оффлайн Зловед

  • Шептун
  • *
  • Сообщений: 41
  • Карма: 0
Re: Зловед и Grim Shadows of ImmortaL North
« Ответ #55 : 16/10/2011, 10:42:14 »
Ulv Sveneld



Bölverkr

* * *

Искусен Слова Жнец!
Жив брани злой Певец,
Что волком, кровью пьяным,
Средь сеч бушует рьяных.


Einsamkeit

Загубленных жизней оборваны нити,
Кому в глотку месть заливали сполна,
Тех, чьи кубки боли кровавой распиты,
Чьё бремя покоя разбила волна.

Их души – шипы злобой чёрных лесов
И градов тлетворных горелых руин,
Вкусив волю к власти, забыв тёплый кров,
Герои рождаются новых вершин.

Во тьме одиночества, в пламени войн
Куёт Молот опустошительный взор,
Долой негу тлена, клинок тянет в бой,
Где в громе грозы гнева яростен Тор.

Оберни морем рдяным скорбящее озеро,
Покрывалом пунцовым дорогу стели,
В кузне дух закалив непреклонностью Одина,
Тело – в Дикой Охоте средь волчьих долин.

Пусть иным не понятны порывы отчаянья,
Побед и потерь зачарованный рог,
Из рваных кольчуг океаны скитания
Волнами плоть скроют на тинге богов.


Если ты останешься одна…

Если ты останешься одна
В тусклом свете пожелтевшей люстры,
Ты поймешь, как горько пить до дна
Хмель непонимания и грусти.

Упадёт слеза твоя не зря,
Когда душу разорвут вопросы,
Тяжело найти, легко терять
Тех, кто понимает эти слёзы.

Память как награда и расплата,
Если с кем-то вновь сведёт судьба,
Можно, вспомнив прошлое, заплакать,
Зная, что осталась ты одна.


Здесь Ветер с Северных Морей

Здесь ветер с северных морей
В лучах зари вселяет дрожь,
И в свете сотен фонарей
Играется осенний дождь.

Усталость косит и печаль,
За утром утро, тяжесть ног,
Всё те же лица, та же даль,
И те же змеи злых дорог.

И чашка кофе, и балкон,
Пожухший Ингрии пейзаж,
Где будни, как унылый сон,
Вьют одиночества кураж.

Здесь возрождается поэт,
Душою в полдень умирая,
Где день, словно десяток лет,
Блестит зубами волчьей стаи.

Услышь мой стих за вервью вёрст,
Мой огонёк в ледовом царстве,
Мои мечты – мой верный мост
К тебе в желтеющем убранстве.

Ты ангел мой и мой ты демон,
Ты моё пламя и покой,
Ты укрощаешь штормы в венах
И в штиль врываешься волной.

Моя надежда, моя вера,
Цветок на плитах серых скал,
В твои глаза смотря, как в небо,
Могу признаться, что устал.

Пусть пепел мыслей всех людей
В огнях зари вселяет дрожь,
Твой образ в бликах фонарей
Не смоет бьющий в лицо дождь.

И хворь ли косит, иль печаль,
Найду я силы в жилах ног,
Ведь лик твой вижу, глядя в даль,
И солнце в нём для новых строк…


Люблю…

Люблю тебя нежно,
Люблю тебя страстно,
Душою безбрежная
Богиня прекрасная.

Люблю осторожно
Мой лучик таланта,
Твой свет белой кожи
И глаз адаманты.

Люблю твои речи,
Люблю твои жесты,
Легки наши встречи,
Как стройные персты.

Люблю за надежду
На радость и счастье
Мою белоснежную,
Что неба прекрасней.


Woe Rain

Скольких скальдов тревожил ты сказы,
Сколько струн разорвал твой мотив,
И блестящие, словно алмазы,
Капли пели их песнь для других.

То ли с гривы коня поднебесного,
То ль по воле возницы ветров
Вьёшься жизни узорами лестными
Или скорбью седых облаков.

Игрой света украсишь день солнечный,
Но кого-то погрузишь в тоску,
Хладной моросью выйдешь ты в полночи,
Но прильёт кровь к чьему-то виску.

Кому Фрейром и Бальдром ниспосланный,
А кому и крылатый скакун
Девы – смерти пророчицы росами
Увлажнит гальдрастав алых рун.

Слезой врана падёшь над омелою,
Кровью пустит тебя лютый муж,
Но не смыть тебе лжи света белого,
Как не смыть черноту наших душ…


Bölverkr of Winter Devastation

В кривых зеркалах бездны первопричин
Взор Ворона льёт на мир чёрный огонь,
И меченый злом рыцарь движется с ним,
Ты в ночь скачки Асгарда смерть узаконь.
Хмель самодовольства ослабленных тел,
Иллюзию силы в стеклянных очах
Безродных существ, чей на ложе дух смел,
Предай волком алчущим жертвы печам.
Снег пеплом кровавым на взмахе меча
В ночь станет по воле судьбы палача,
Ты, призраков павших ужасный король,
Рисуй вьюгой страха личины на Йоль.
Свеча догорит в резах гибельных рун,
И лес в дикой страсти подымет вой злой,
На стылую землю низвергнув звезду,
Бескостным даря долгожданный покой.
Дуб гласом могильным о горе вещал,
Кольчуги героев мороз целовал,
Вероломного натиска вьюги шторма
Оскалясь сжирают пожитки раба.
Вторжение смерти, огонь, боль и крик,
Ты челюсти-веки сомкни, волкодлак,
Скрыв око-луну, мёртвый космоса блик,
Паря во мгле Вороном, жалости Враг.


Потерянный поэт

Где-то за окошком
Умирает свет,
Чуть сутулясь, пишет
Свой стишок поэт.

И за словом слово –
Он слагает мир,
Царь он и крестьянин,
Пламя и факир.

Где-то за дверями
Жизни бьет фонтан,
Но он не омоет
Сердца тяжких ран.

Где же жизнь реальней –
Там иль под пером,
Где среди окалин
Пепел, боль и сон.

Не ответит в мире
На вопрос никто,
Не спасет в трактире
Горькое вино.

Где-то, в темном месте
Угасает свет,
Пишет неизвестный
Свой стишок поэт.


Смерть – Награда Героев

В ночь откликнись на зов леденящего ветра,
Полной грудью вдохни урагана порыв,
Воле Волка послушна душа и бессмертна,
Что клинками поёт тысяч праведных битв.

Местью брызжет луна, созывая набатом
Под знамёна умерших, но не побеждённых,
Снова грохот сапог, снова волки-солдаты
В жертву Чёрному Солнцу несут миллионы.

Кровью полнится ночь, крови алчет природа,
В Рагнарёка шторма ока навьего взор,
Никчёмной породе убогих народов
Бесславный конец неизбежен и скор.

Нет смысла кричать, спастись уже поздно,
Беспощаден Вотана прибой громовой,
Волкоглавых дыханием смерти морозным
Стада грязных скотов он ведёт на убой.

Ввысь пламя войны и трагедий потери,
Ввысь крыльями славы стального орла,
Претя самой жизни сражаться и верить,
Ведь конь Всеотца закусил удила.

Вспомни блеск сотен мечей
Там, где режут брег драконы,
Распрей хмель, Убийца, пей
До последнего патрона.

Волю дай огню сердец,
Позволь стали нежить кожу,
Здесь достоин лишь храбрец
С девой-смертью лечь на ложе.

Простреленный китель с петлицами молний…
В глазах меркнет кровью омытый Асгард,
К Вальгалле в последний раз вскинув ладони,
Взойдёшь ты на свой погребальный драккар.


* * *

Эх, не нужно мне вина, вина старого,
Меня кровью напоит битва ярая.

Не по мне дым табака ароматного,
В дым пожарищ я уйду за расплатою.

Не меня девиц уста нежить просятся,
А свинец и сталь ласкать меня бросятся.


Александр Мрачный



К…

К Сирин

На белесых ветвях кощного древа,
Страдания вестник, горя, беды,
Краса неприступная да печаль убиенная,
Сизокрылая дева во скорби сидит.

Ей шепотом правит навьего чрева
Властитель чертогов за светом зари,
Путь освещает лучиною тленной,
Да за крылами невидно следит.

Слезой подневольной полны ее очи,
Голубкой вспорхнуть многоликий претит,
Лишь песнь ей творить под покровами ночи,
С надеждой, что боль она исцелит.

Но не сбежать от кручины проклятья,
О горе своем ей не рассказать;
Стрелою забвенья да словом заклятья,
За песнь ее путникам жизни отдать!

Я иду за тобой, во скорби пылая,
Вдохновению - пожарищ! Творениям - дым!
Где муки твои, там поле полыни,
Где сказы мои, там слезы Сирин…


К Гамаюн

Сквозь века, сквозь тьму, невзгоды,
Шаль обмана сметая,
Громогласно словом, гордо,
Летит дева во крылах.

Не во снах ли нам являлась,
Ты, предвестница грозы?
Брань в речах твоих сказалась,
Смерть грядущей череды.

Неспокойны в реках воды,
Запоздала кровь – заря,
Вещей путь пролег с восхода,
Манят рок колокола.

В распростертых дланях книга,
Звезды буквами глядят,
Слово мечет искры, иглы,
Кривде правдою претя.

И там где страсть утихла струн,
И горстки мытарей стезя,
О, мудра дева Гамаюн,
Там вопрошаю я тебя!

Скажи, вернется Солнце иль Заря?
Иль годы прожили зазря?
Да почивать ли нам, иль голодать?
Скажи, что в путь с собою взять?

Длани к солнцу, молвить клятву!
Очи в небо, дым-война!
Огни в стопы, злости брату,
Путь в разлуке, тишина.

Горю – воля!
Брани – повод!
Златом тризна сдобрена,
Сокол в поле змием скован,
Пробежь мертвая до дна.


К Осени

Туманы опутали земли далекие,
Хмарь неотступная гложет леса,
Дерев распустились косы высокие,
Тучами полнились в ночь небеса;

К востоку шептали девы небесные,
Солнца желали слезно они,
Но окликались им стоны древесные,
Да окрик поднявшие ввысь журавли;

Леями стлались травы умершие,
В сон уходили живых берега,
Мареною мерились шаги не дошедшие,
На струнах осенних – песнь серебра.

Словом разились тени пугливые,
Песни нечисты разносят ветра,
Вранов настала пора говорливая,
Зори предношной краснела фата.

Вновь расставание четы божественной,
Вновь скорбь голодная да тишина;
Взгляды холодные, горькие месяца,
Красная дева, одна, далека.

Кручиной согрелись сердца человеческие,
Чащи глубокие щекочет листва,
Ливни казались нам целою вечностью,
Так и не хватит для сказа листка…

Рунами резалась, да нитями вилась
В эти мгновения наша судьба;
Быть мне с тобою – зиркам приснилось,
Слыть нам печалью, сгоревшей дотла.

Высь почерневшая да непроглядная,
Дай насладиться тобою сполна!
Быть мне в могиле осенью хладной,
Пить мне из кубка бездны вина…


К Матери

К Матери Русской я гневно взываю,
Дланями к сердцу руки прижав,
Родову совесть я вновь призываю,
Клятву Славянскую небу воздав.

Тоска неприглядная,
Сошедшей с тропы…
Кровь твоей крови,
Руки в крови…
Даль непроглядная,
Думы во лжи…
Плоть твоей плоти,
В оземь легли…

Что ж ты Великая распутью предалась?
Идет вдоль дороги хромой воронок…
Что ж ты родимая чужеземцу отдалась?
Догорает лучины худой волосок…

Да наполнились предков чертоги молчанием,
Суровыми ликами просинь глядит,
Огнь не возжечь пустым подаянием,
Тем, кто младенцу во чреве вредит.

Груди земли оросились слезами,
Туманами вышит плачеи платок,
Распущена скорбь травы волосами,
Дрожит одиноко нарожденный цветок.

К Матери Русской я гневно взываю!
Усохли в руках горсти земли…
К девам Славянским судьбу призываю –
Не сгинуть в полымя Роду Руси!


К Черному Богу

Хмарой смежались небесны виконца,
Гремячие воды смеркали в громах,
Тучи волками съедали лик солнца,
Ночница воспета во темных крылах.

Очи позарились красною девой,
Ночка вещала объятий любви,
Вервью сплеталось вечное древо,
Не терпит хмельная сонливой тоски.

Думы тянулись к Черному Богу,
Кровь охмелевшая ярость дала;
Стопы мои ушли в путь дорогу,
Доля нелегкая требу взяла.

Клятвы даны, да песни отпеты,
Кружится, мечется рок вороньем.
Ночь мне шептала желанны ответы;
Брагой мечтаний я стал королем.

Жертвой кровавой сдобрился месяц,
Бубны растлели поля ворожбой,
Злых языков надуманы мести,
Разум хмельной выдумал бой.

Черному Богу – жертву победы;
Темному лесу – колючих ветвей;
Ворогу бед да кровной измены,
Заклик сей, вторя меж кощных елей.


К Предкам

Вещало в громах, разило в молниях…
Речи бессмертных решусь молвить ли я?
Предков покои добрым словом воспеть;
К рождению героя – умереть, но успеть!
Русью хмелеть, длани всполохам, ликов небес;
Копья ворогам!
Видеть чужих в княжьем тереме;
К серым и злым, не примкнуть ли мне?
Поутру горсть земли к груди прижимать;
Светлоокую деву в бою вспоминать…
Честь отцову лихой свободой крепить…
Братину кровью врага напоить…
На зов берегинь темным лесом идти;
Дорогу домой среди звезд обрести…
Молчать у курганов, трепет сыну внушать;
Светло-Солнце встречать, да Луну провожать.
Полной грудью вздохнуть, жадной гордостью;
Я на Русской земле с чистой совестью!
К Предкам в сердце воспеть, дланью к просини,
Слыть героем посмертно по осени…
-------------------------------------------
Grim Shadows of ImmortaL North

 

Оффлайн Зловед

  • Шептун
  • *
  • Сообщений: 41
  • Карма: 0
Re: Зловед и Grim Shadows of ImmortaL North
« Ответ #56 : 14/11/2011, 07:15:16 »
Ulv Sveneld & Александр Мрачный



Высвобождение Ярости


Рождённый Ползать
(Ulv Sveneld)

Топите ратей славу,
Брюзжа в грязи канавы,
Утешьте бога плачем,
Не видя свет иначе.
Ликуйте среди слабых,
Дрожа под бури шквалом,
В желанном столь порядке
Вам подбирать остатки.
Забудьте лязг Вальгаллы,
Рёв Духа волкоглавых,
В тепле рождённый ползать
Орла не видел слёзы.

Влачите жизней жалких верви,
Боясь в годах и взгляда Смерти,
На поиск миски ваше время
Гнобит отравленное семя.
Молитесь идолам бесплодным,
Ведь любит грязь собачья морда,
Отваги век в морях потерян,
И каждый шаг ваш неуверен.

Всё ищет своё место
Душа, что мягче теста,
Всё ищет в неге имя
Тщедушного гордыня.
Не полнит груди местью
Безволия мир пресный,
Лишь ищет раба глотка,
Вкуснее где похлёбка.
Забудьте Волю бестий
И бранной стали песни,
Червю тепло и сыро…
Хором червю – могила.

Рыдай над жизни прахом,
Жди гиблый ветер краха,
Кому упасть на скалы,
Кому сгнивать в канавах.


Игра
(Александр Мрачный)

Струны гитары рвались в этот вечер,
Стрелки часов подводили итог,
Бессонница ночь ждала своей встречи;
Пустое перо, чистый листок,

Свет фонарей, незакрытые окна,
Дым сигарет, пламя свечи…
Страх одинок и мы одиноки,
В крепком объятии печали, тоски… А в ночи:

Шаль приоткрыта на миг вдохновения,
Темный поэт проклял стихи,
Музой вершится обряд омовения,
На смертном одре плачут грехи.

Словами да нотами тьму воспевали
Темный поэт и гитары струна:
Рожденье и смерть – игра по спирали…
Нет отличий крови от вина…


В Слабости Силу Черпая
(Ulv Sveneld)

Уничтожая дряхлости зёрна,
Выжигай груз трусливых сомнений,
Духа сталь лишь судьбе не покорна,
Только сильный вдохнёт вихрь трагедий.

В преодолении меч превосходства,
Отторгая всю жалость рассудка
Оборви нити сна и довольства,
Смерть неси вырожденцам-ублюдкам.

Паруса наполняя напором,
Разбей в кровь кулаки о преграды,
Сожги ложе плебейского вздора,
В своём царстве Хель вечно им рада.

Сокрушай, убивай и сражайся,
Твой клинок вскинет воля Вотана,
Презирая ничтожность врывайся
Песнью лезвий в плоть вражьего стана.

Разговоры пустые – убогим,
Страх пред Смертью не скрыть за рассудком,
Малодушным дороже Чертога
Трёп слащавый и сытость желудка.

Трусам всласть их духовных исканий,
Жалким вдоволь их грёз и томлений,
Не зови ожидающих бранью,
Лизоблюдам – борьба в сновиденьях.

Пасти волка оставь вдохновлённых
Тьмой и Хаосом в тёплой кровати,
Лишь в шторма и в метели влюблённых
Жнёт Злодей в вероломные рати.


Правда
(Александр Мрачный)

Каменный лес в агонии стонет,
Жертвы купили маски волков,
Гармония в чуждой прогрессии тонет,
Кто-то играет роли Богов;

Стольного града бескрайны пустыни,
Люд утопает в зыбучих песках,
Века пеленают нечистых святыни,
Рабами клеймят во тонких телах;

Кучка неверных во власти пирует,
Льется в бокалы севера кровь,
Сука проклятая волю диктует,
Храм всеми изгнанных строится вновь…

Разума ясность покрылась туманом,
В крови опошлилась снегов чистота,
"Правда" чужая сказалась изъяном,
Доверие лживым и простота.

Народ мой в сердцах совсем обезумел,
Братья и сестры противятся мне;
Времени нет для долгих раздумий,
Смерть ожидает в околдованном сне.

Гидре стоглавой подобна система,
Личным геройством не одолеть,
Единым порывом вмиг, во мгновение,
Братины месть во крови воспеть.


Высвобождение Ярости
(Ulv Sveneld)

Дух обратится тысячей копий,
С выдохом смерти срывается север,
Клыки вражьей кровью снег мёртвых окропят,
Бушуй, волкодлак, и вервольф, и ульвхеднер.
Взрывается космос, стремясь в бесконечность,
Освободив первородную ярость,
Скупая сгорает в огне человечность,
Сгорает с ней глупость, и подлость, и зависть.
Неистовства полон угрюмый наездник,
Как Молот к пустым черепам беспощаден,
Круши, сея горе железною Бездной,
Путь ярлов по мёртвой земле будет славен.
Пари песнью крови, Злодей венценосный,
Над тем, кто ползёт, хворь сознанья влача,
Перо – Гунгнир люто, разяще и остро,
За коим есть сила льдяного меча.
Сплетаются Девять Миров воедино,
Из Ворона глаза взирает их сущность,
В тел жатве, доселе червями любимых,
Брешь пробивая в сгнивающей гуще.
Высвобождение ярости стали,
Ткать девам распрей багряное поле,
Чтоб Одина тропы небес воспылали
Зарницами Правды, и Духа, и Воли.
Кто слышал Высокого зов, тот воспрянет,
Вставая волками, взмывая орлами,
Острог калек желчи метелью тараня,
Их замки песчаные рдяным цунами.
Поправ их законы материи бренной,
Неся Арктогеи убийственный ветер,
Топча сапогом стада черни надменной
Встают волкодлак, и вервольф, и ульвхеднер.


Скор поэта смертный одр
(Александр Мрачный)

Жизнь горит в опавших листьях,
Путь мой кроткий, до зимы;
Днем за днем мечты утихли,
Не найти в снегах вины…

Мне ступать по тропам в просинь,
Утром, в свежих небесах;
Написать строку про осень,
Раствориться в вечных снах…

С каждым ветром вдаль умчаться,
В кронах явора играть,
Лишь бы в дебрях потеряться,
Лишь бы жизнь таку не знать!

Крик в пугающем молчании…
Кто откликнется на зов?
Путь толпы в следах отчаяния,
И не слышно вещих сов…

Из последних сил держаться,
Не пасть жертвой у стремнин,
Хищным тварям улыбаться,
Вновь возжечь искрой камин…

Кто посмеет оглянуться?
Дальше тьмы слепой обрыв;
Кто способен обернуться?
Кто решится на порыв?

Чьей душе звездой искриться?
Кто пойдет по глади вод?
Мы могли творцу присниться…
Где земля, где неба свод?


Festr Mun Slitna En Freki Renna
(Ulv Sveneld)

Пуст Чертог Мёртвых, пыль в славы залах,
Радостен трус, что к кресту приколочен,
Утешится плачущий, нищему стравы
Сытной всё громче прибитый пророчит.

Жизни вдохнуть, воли взять рукоять,
Не завлечёт буря стадные массы,
Будь твёрд, как сталь, в дерзновении пылать,
Зри, судьбоносные распри прекрасны.

Поправ милосердие, в шторм шаг за шагом
Ступают герои рядами бессмертных,
На волнах погибели чёрным драккаром
Несётся характер их, бешеным вепрем.

Одинокие звенья, сплетайтесь в кольчугу,
Кто сном не опутан, поднимет народ,
И гимны Победы молитву прислуги
Заглушат навек, лжи разрушив оплот.

Ввысь, белая гордость, вверх, ярость Утгарда,
Врагом не повержен Дух Волка кошмарный,
Высокого сущность, оскалом, ударом…
Привязь не выдержит, вырвется Жадный!


Мой мир
(Александр Мрачный)

Тихая грусть и печали улыбка,
Тропой вдохновенной бежала строка,
Порой в этих буквах не вижу я смысла,
Пока не сольются в едино слова.

Пока не прольется пьянящий источник,
Пока у поэта не вздрогнет рука;
Мысль не взойдет в чертоги триумфа,
Не сложит легенды гитары струна.

Когда соберутся в едино осколки,
Разбитой убогой рутиной мечты?
Мой разум пронзают прозрения иголки,
Но душу терзают терновы венки.

И день изо дня чужой веры оковы,
Волей героя насладиться претят;
Я к природе взываю снова и снова,
Сколько еще мне порушить преград?

Что о себе ты возомнила,
Вера далеких, убогих пустынь?
Где мои предки, что ловко забыла?
Где блеск лазурный древних святынь?

Где океаны безудержных мыслей?
Куда подевался свободы восторг?
Мир моих грез забвением прикрылся,
Да утерялся меж сотен берез...

Гнев вновь рожденных наполнил эфиры,
Здесь и сейчас грани эпох!
Грозой заиграют небесные лиры,
Муза наполнит жаждущих вдох.